19.02.2011 08:29

Нас было пятеро

Оценить
(0 голоса)
Нас было пятеро. Мы были обычными девушками. Бились за жизнь. Работали как проклятые. Делали карьеру. А потом пришла весна. Мы так ее ждали!
Ждали солнца, ласкового ветерка, любви.
В один из выходных мы пошли на рынок и купили кучу модного барахла, чтобы поднять настроение и привлечь к себе внимание самых прекрасных самцов.
А потом мы включили местные новости и с горьким ужасом узнали, что в нашем городе появился маньяк.
Нам стало страшно.
Мы все жили в дешевых, окраинных районах. Работали до ночи. Возвращались по темноте.
Ходили в ночные клубы. Знакомились с мужчинами. Носили яркую одежду. Как все нормальные красивые девушки. 
Две убитых были девушками нашего возраста. На каждой из них было надето красное пальто.
Мы тоже очень любили красный цвет.
Нам стало очень страшно.
Мы понимали, что нас никто не сможет защитить. И наш город – наш огромный дом – перестает быть местом, где можно нормально жить. Когда в доме заводится моль, крысы, плесень, а уж если и того хуже – крокодил в унитазе – значит, дела плохи. И в идеале – надо бы вызывать специалистов, чтобы те помогли решить проблему. Но в нашем городе не было специалистов такого уровня, на которых можно было рассчитывать в деле скорой поимки маньяка, насчет этого мы не строили никаких иллюзий. А значит, нам оставалось два пути. Чувствовать себя испуганным мясом или стать специалистами.
- Так что, девчонки? – спросила я, встав во весь рост в своей небольшой комнате, едва не задев головой люстру. – Неужели мы так и будем жить как дрожащие твари, бояться каждого шороха, не доверять людям? Вы как хотите, а я завтра же вечером надену красное пальто и буду всю ночь гулять по улицам.
- Зачем? – девчонки посмотрели на меня как на дуру. Вначале никто из них не понял мой замысел. Пришлось пояснить.
- Я возьму с собой электромясорубку. Когда эта сволочь кинется на меня, я буду готова к нападению. И порежу эту тварь на куски.
- Точно! – Воскликнула Вика. – Я пойду с тобой. У меня есть восьмискоростной блендер, который работает от батареек. Мы засунем его этой твари в какое-нибудь отверстие и включим. По-моему, здорово, как вы считаете?
- Девчонки, а у меня есть кухонный комбайн. – Воскликнула Ангелина. – С ним вообще можно все, как вы думаете?
- Возьми лучше дрель, комбайн слишком громоздкий, - посоветовала я после некоторой задумчивости. 
- Хорошо! И газовый ключ! – обрадовалась Ангелина.
- Девочки, а у меня дома есть садовые ножницы. – Произнесла с чувством собственного превосходства Шарлота. – Я в этом году дачу решила взять, вот понемногу инвентарем запасаюсь. Мне кажется, они тоже могут нам понадобиться.
- Да, пожалуй. И метров десять колючей проволоки. – Я обрадовалась. Собиралась отличная команда. – Девчонки, но ведь вы понимаете, мы идем на верную смерть. Я не хочу, чтобы вы рисковали жизнью. Может, вы останетесь, а я пойду одна?
- Ни фига!!! – шумно возразила мне Виолета. – Тем более, у меня весенний депрессняк, я все равно сбиралась совершить суицид. А так зато польза будет остальным в самом худшем случае. Тем более, я у себя в хирургии скальпель стырить могу. Настоящий.
- Скальпель – это круто! Тащи на всех!
- Мы пойдем с тобой, Леська. 
- И еще приведем девчонок!
- Мы никому не позволим превращать нас в мясо!
- Мы всем докажем, на что способны хрупкие женщины, если задеть их за живое!

Субботник
Леся Перышко
Я стояла и купалась в этой прекрасной музыке звонких голосов своих подруг. Мы взяли на себя великую миссию – освободить город от маньяка – и мы ее исполним во что бы то ни стало.
К вечеру следующего дня нас стало порядка сотни. Девчонки в красных пальто стекались к моему дому пешком, на мотоциклах и личных авто. Они держали в руках остро заточенные маникюрные ножницы, ключи от металлических дверей, кухонные ножи и разные медицинские инструменты устрашающего вида.
- План такой! – объясняли мы впятером приходящим девчонкам, - распределяемся по микрорайонам. Дежурим всю ночь. Те, кто на машинах, перемещаются от точки к точке, смотрят, все ли в порядке. В случае внезапного нападения ищем возможность подать сигнал. Услышав сообщение о нападении, все кидаемся к той, на кого напали. Держимся до последнего. Сотики у всех рабочие? Все знают свои точки?
Наступила ночь. Я пасла свой район. Пока в окнах выключался свет, и люди ложились спать, мы не дремали. Мы одуревали от страха, внутренней готовности к неравной, может быть, драке и от ожидания. Мы тупо ходили вдоль лесопарковых зон и гаражных массивов, пристально вглядывались в лица проходивших мимо незнакомцев. Каждые пятнадцать минут, а то и 
чаще, держали связь друг с другом. У девчонок все было спокойно. А вот у меня на хвосте был некто.
Он шел за мной и подходил все ближе. Я не боялась. Оружия хватило на всех с избытком. Поэтому я не стала мучиться с электромясрубкой, а просто положила в карман триммер для кутикулы. Да еще взяла с собой пару мотков колючей проволоки и, чтобы не стерся лак с ногтей, надела зимние кожаные перчатки, в которых немного вспотели руки. Ночь была теплой. И вот теперь я незаметно наблюдала за ним в зеркало. 
Это был человек невысокого роста. В школе я очень больно била пацанов с похожей комплекцией. Но тут мне вспомнилось наблюдение психиатров, согласно которому люди с неустойчивой психикой в момент приступа могут быть наделены нечеловеческой силой. Мне стало грустно и не по себе. Но я продолжила путь, поглядывая в зеркало. 
Тот, кто меня преследовал, оказался опасным. Он подобрал с земли какую – то железку и шел за мной в уверенности, что я его не замечаю. Подпустив его к себе довольно близко, я резко побежала в сторону. Он тут же помчался за мной. Когда между нами остался всего шаг, я развернулась и поставила ему ножку. Он упал, выронил свою дубину. Я тут же схватила ее, и пока он оценивал ситуацию, ударила его этой железкой между ног. Когда он согнулся, нанесла пару ударов по затылку и по шее. Морда у него была очень злая, и чтобы обезопасить себя до прихода остальных девчонок, я несильно ткнула его железкой в висок. Потом всадила ему в глотку триммер для кутикулы, села неподалеку на пригорок и решила звонить девчонкам, пока он не очнулся. 
Меня переполняла гордость. 
Не терпелось поделиться своей удачей с другими.
Но связь была отвратительная. 
Только с седьмой попытки мне наконец удалось дозвониться до Виолеты. Ей было проще всех. Она рассекала на машине. И ждала, пока кто-нибудь поймает маньяка, чтобы потом отвезти его куда-нибудь. 
- Виолетка, игра окончена! Я его поймала, он у меня! – я чувствовала себя героем, ожидала услышать слова восторга в свой адрес.
- Где именно? – Поразительно, но в голосе Виолеты не было слышно никакого энтузиазма.
- Вот же он, тут, лежит на земле без сознания, я его вырубила. Приезжай скорее! Вызывай милицию! Мы его взяли! Город свободен, Виолетка! Ура!
- Ты его вырубила или замочила? – спросила Виолета с каким-то непонятным раздражением, – вообще, почему ты уверена, что он еще живой? Ты у него пульс трогала?
- Зачем? – я была вконец растеряна подобной постановкой вопроса, - Я к нему и подходить-то боюсь, он того и гляди очнется и кинется, да и запачкаться можно, он же весь в крови лежит.
- А ты знаешь, что только в течение этого часа мне уже шесть девчонок позвонили? – Зло воскликнула Виолета. – И каждая из них изловила «того самого маньяка». 
- Не может быть!..
- Может, Лесечка! И все эти маньяки тоже лежат в крови. Причем уже дохлые. А как быть мне? И остальным девчонкам, кто на машинах? Я, конечно, отвезу жмуров куда-нибудь, раз обещала, но 
Субботник
Леся Перышко
я ведь так весь салон себе угроблю! Может, вам всем стоило бы быть поаккуратнее? Я, между прочим, машину купила, чтобы чувствовать себя счастливой и самодостаточной, а не для того, чтобы за ночь по десять окровавленных трупов перевозить.
- Да ты что!.. – Вот был облом! Неужели этот маньяк, которого я так удачно обезвредила, мог бы и не настоящий! Где же тогда искать настоящего? – И что, у кого-то уже есть жмуры?
- Да полно! И не у кого-то, а у всех. Уже почти каждая хоть одного, но угробила, кое-кто двоих-троих. Девчонки на машинах зашиваются, не знают, куда их девать. 
- Что, у нас в городе так много маньяков? – спросила я упавшим голосом.
- Откуда я знаю?! Но уже на каждую кто-то напал.
- А среди наших потери есть? – спросила я с содроганием сердца. 
- Пока нет. Девчонки держатся.
- Как хорошо! Значит, все наши в порядке. Так как же быть?
- Не переживай, я сейчас приеду и заберу тебя. Что-нибудь придумаем.
- Спасибо, Виолета. Приезжай скорее. Мне очень плохо. – Попросила я уже без сил. Сейчас мне как никогда нужна была поддержка и участие подруги. Эйфория, связанная с чувством победы, сменилась тоской. 
Виолета примчалась минут через десять.
- Так, еще один жмур, - сказала она, едва пошевелив каблуком лежащее на земле тело. – Куда будем их девать, не представляю.
- Да ты что, Виолеточка, какой же это жмур, посмотри, сто пудов, это тот самый маньяк, которого все ищут, и он живой, просто без сознания. Мы его в милицию сдадим. Прославимся на весь город. Нам за него премию дадут… Салон тебе почистим. – Я говорила и не верила собственным словам. 
Виолета вздохнула, присела рядом со мной и ласково погладила меня по волосам тонкими пальцами, на которых темнели пятна крови. 
- Забудь, зайка. Успокойся. Ничего страшного, все наладится, мне сейчас тоже очень плохо, а что делать? Ну, подумаешь, дел-то. Сейчас все уберем. Ты не расстраивайся по пустякам, береги нервные клетки. Мир такой, какой он есть, ничего не поделаешь. Надо как-то жить, правда? Пошли! Суй его сюда.
Виолета достала из кармана куртки большой черный мешок из полиэтилена, и к моему удивлению нам удалось полностью затолкать туда маньяка и еще закрыть мешок на молнию.  
- Вот и все. – Чуть запыхавшись, но весело произнесла Виолета, когда мы с трудом погрузили пакет на заднее сиденье машины, где лежало еще несколько таких же пакетов, из которых доносился запах крови и сырого мяса. 
- Какая ты предусмотрительная, Виолетка! – Я не могла скрыть своего восхищения перед житейской мудростью подруги.
- Да что я, - воскликнула Виолета, выезжая на мост, - вот ты – это да! Такое дело замутила! Если бы не ты, мы бы сейчас все спали и боялись, а ты всех подорвала, и теперь мы за эту ночь стали совершенно другими. Мы научились жить…
- Виолета, - со слезами на глазах прошептала я, - а вдруг ни один из них не настоящий… И все было зря! Вдруг завтра ночью опять будут гибнуть ни в чем не повинные девчонки в красных пальто?
Виолета вильнула рулем и едва не врезалась в парапет. Но сразу взяла себя в руки и лишь молча прибавила газу.
А после паузы произнесла со вздохом:
- Завтра будет завтра, Леська! Мы сделали все, что могли. Надо будет, пойдем еще. Будем драться всю жизнь. Пока останется хоть один недобитый маньяк, будем драться.
- Да, ты права, – улыбнулась я сквозь слезы. 
Зазвонил телефон Виолеты. - Хорошо, я сейчас приеду и заберу тебя. Анжела звонила, - пояснила мне Виолета, - голос у нее какой-то… Похоже, она испугана. 
Анжела была младшей сестрой Виолеты. Ей было всего шестнадцать. Мы ее и брать-то с собой не хотели, маленькую, беззащитную дуру, но куда там… Не удалось даже уговорить ее просто покататься вместе с Виолетой, девчонка рвалась в ближний бой и при этом совершенно не представляла, какая опасность нам предстоит.
У Виолеты дрожали руки.
Субботник
Леся Перышко
- Не волнуйся, - попыталась я поддержать подругу. – Она же достаточно хорошо защищена.
- Да, но ты же знаешь Анжелу… Я надеюсь, она просто испугалась вида крови.
- Скорее всего, так оно и есть! Она справилась, я уверена.
Дело в том, что Виолета, после того, как Анжела категорично заявила, что пойдет ночью с ней, провела весь сегодняшний день в беготне по магазинам. Зная беззащитность Анжелы, Виолета хотела приобрести для нее какую-нибудь вещь, которая точно поможет ей устоять в неравном бою. После придирчивого выбора, Виолета приобрела, наконец, для сестры легкую, удобную бензопилу с сиреневым, отливающим перламутром корпусом, которая стоила каких-то бешеных денег. Вообще-то, там были еще зеленая и красная, и была даже оранжевая, но Виолета почему-то выбрала именно сиреневую.
- Накрылась новая магнитола в этом месяце… Ну, если эта маленькая сучка что-то скажет против, я тогда ее сама этой фигней порежу. – Ворчала Виолета по дороге из магазина. 
После этого мы провели с Анжелой инструктаж, как безопасно себя вести в бою с маньяком.
- Просто стой у стены, чтобы спина закрыта была. Спину не открывай, поняла? А когда он к тебе подойдет на метр, жми вот на эту кнопку и когда вот эта хрень начнет вращаться, иди на него и кроши его без страха и сомнения. Поняла меня? И сразу мне звони, поняла. 
Анжела вроде все поняла, надела белый халат, который Виолета сперла из хирургии, сверху красное пальто, на руки – резиновые перчатки. Выслушала напоследок инструктаж сестры, как надо вести себя с кровью, если она вдруг попадет на одежду или, хуже того, лицо, чтобы не подцепить инфекцию, и поехала с нами. На мой взгляд, она понимала, куда больше, чем считала Виолета, и знала, как себя защитить. Но Виолета волновалась за нее, как за малое дитя. Мне все время, что мы ехали за Анжелой, казалось, что она не удержит руль, и мы куда-нибудь врежемся.
Наконец, мы успешно доехали до лесопарковой зоны, нашли мрачно темнеющий заброшенный туалет, у стены которого и находилась Анжела.
- Как ты? – спросила Виолета.
Анжела вдруг разразилась неудержимым плачем.
- Он подошел ко мне, …. в два раза больше, чем я, … с ножом, … а я не могу найти кнопку,… которую ты мне показывала, … он меня чуть не убил, … пока я… 
- Что за хрень?... - Виолета схватила лежащую у ног Анжелы бензопилу, - было же все нормально!
- Ну и где тут кнопка, я вообще не поняла, ее нет же нигде, сама посмотри! Что за дерьмо они они тебе подсунули… – хныкала Анжела.
- Ниче не понимаю. она же была сиреневая, а тут вдруг черная. – растерянно пробормотала Виолета.
- Постойте! - воскликнула я, поскольку меня осенила гениальная догадка – Ты же сама ее в чехол убрала…
- Е-мое, точно! – воскликнула Виолета, - это же чехол! И ты не сняла чехол? – напустилась она на сестру. –Блондинко нах!...
- Я не виновата, это ты мне ничего не сказала! – Анжела захныкала еще громче.
- Хрен с ним, ладно. Как же ты защищалась?!
- Я его стукнула!
- Как?
- Вот так! - Анжела занесла бензопилу над головой как дубину и резко опустила ее на стоящий рядом кустарник. 
Я не смогла сдержать смех, настолько нелепо Анжела выглядела в этот момент.
Виолета же молча воздела руки к небу и долго трясла ими, не зная, что сказать. Наконец она смогла подобрать слова, наверняка более мягкие, чем ей хотелось бы.
- Я за тебя волновалась. Все магазины облазила. Купила тебе такую классную, фирменную вещь, чтобы ты была защищена как нормальный человек. А ты… Что из тебя получится? Как ты будешь жить? 
- А я тебе говорила, давай мне газовый ключ, как всем девчонкам. Мне не нужны понты, поняла? И вообще, сестра, ты слишком сильно меня опекаешь. У меня из-за этого только проблемы. Вот посмотри, она в нормальных кожных перчатках, - указала Анжела на меня, - а я в резиновых мучилась. А ты вообще без перчаток ходишь и не боишься. Хватит меня оберегать! Я не ребенок!
- Знаешь, мы здесь не для того, чтобы обсуждать все эти мелочи. Я скажу одно. Маньяк, которого ты упустила, наверняка был настоящим. И завтра он опять выйдет на улицу убивать ни в чем не повинных женщин.
- Не выйдет!
- Да почему же?
Субботник
Леся Перышко

- Он тут.
- Где?! –Виолета взвизгнула, подпрыгнула, словно увидела крысу.
- Тут. Анжела раздвинула кусты, и мы увидели там несколько больших пакетов с раздутыми боками.
- Ну и в каком из них он?
- Во всех.
Виолета попыталась заглянуть в один из них, но Анжела остановила ее. 
- Лучше не смотри. Очень страшно.
Виолета только плечами пожала. Посветив в пакет фонариком, она только присвистнула и покачала головой: Ни фига себе! Это ты сделала?
- А кто же?
- Ну ты даешь! А при помощи чего, скажи на милость?
Вот, - Анжела довольно показала нам маникюрные ножницы, предварительно вытерев их о траву, - девчонки дали. 
- Кошмар! И зачем ты вообще это сделала? 
- Как это зачем? Чтобы ты могла в машину все погрузить спокойно. О тебе же забочусь.
- А, ну спасибо. Могла бы и не морочиться, я бы поняла. 
- Да ладно, почему бы не сделать тебе приятное?
В ответ на эту реплику мы с Виолетой захохотали. Атмосфера сменилась, и первоначальное непонимание уступило место спокойствию и задушевности.
Ночь подходила к концу. Девчонки звонили нам на телефоны каждые пять минут. Никто не знал, что дальше делать со жмурами.
- Нужен какой-то нетривиальный шаг, - в задумчивости я едва не начала грызть ногти, но вспомнив все события этой ночи, передумала это делать.
- Кажется, я поняла, что нужно делать! – после долгой паузы воскликнула Виолета – Поехали!
По дороге мы с Виолетой и Анжелой зашли в один придорожный магазинчик, взяли пива, коньяка, подождали остальных девчонок и поехали в морг. У Виолеты там был знакомый сторож, и он нам обрадовался. Пока мы поили сторожа, и пока он пел нам под гитару бардовские песни, остальные девчонки незаметно для него перенесли всех жмуров в холодильник. 
Так мы избавились от трупов. 
После того, как все маньяки огромной кучей лежали на полу холодильника, девчонки тоже присоединились к нам. Мы все, красивые и сияющие, довольные, в знак благодарности за красивые песни показали сторожу стриптиз и разъехались по домам. Девчонки, которые были за рулем, развезли всех остальных. Мы залезли в машины по семь, по десять человек и рванули по городу.
- Знаете, а давайте завтра опять на охоту пойдем! Такой адреналин! – предложила одна девчонка, совсем еще юная и невинная. 
- Давайте! – тут же присоединились голоса.
Но это были зеленые девчонки, которые ничего не понимали в жизни. 
А мы, мудрые, опытные волчицы, сидели впятером, теснясь друг к другу на заднем сиденье отечественного авто, и понимали все за всех сразу.
Мы сами замутили все это. Но мы никогда больше не придем сюда. Мы будем жить дальше. И то, что в кармане у каждой из нас лежат маникюрные ножницы, это еще ничего не значит. Мы будем просто жить. И доверять ближним. Вдыхать аромат цветов и влюбляться в самых красивых и добрых парней.
А они, такие юные и прекрасные, будут по вечерам гулять по улицам в поисках свежей крови. Они будут искать настоящего маньяка. Мы ничего не сможем этому противопоставить. В юности всегда хочется всего свежего, настоящего. 
И только потом понимаешь, что все это не так важно, как кажется. Мы-то можем знать за всех о том, что в современную эпоху подлинник и копия становятся неотличимы друг от друга. Значит, нет никакой разницы… А это уже хороший повод крепко спать по ночам.
И никогда больше не вспоминать о том, что произошло. 
И верить, что все это приснилось одновременно нам пятерым.

Comment subscription

Receive email notification when a new comment is added to this item.
Вернуться вверх
Joomla SEF URLs by Artio